• Зарегистрироваться
ЕСПЧ о незаконном содержании в СИЗО PDF Print E-mail

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Дело «Сабиров (Sabirov) против Российской Федерации»
(Жалоба № 13465/04)


ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Страсбург, 11 февраля 2010 г.

По делу «Сабиров против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе: Христоса Розакиса, Председателя Палаты, Нины Ваич, Анатолия Ковлера, Ханлара Гаджиева, Дина Шпильманна, Джорджио Малинверни, Георга Николау, судей, а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 21 января 2010 г., вынес в указанный день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой № 13465/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) гражданином Российской Федерации Радмиром Ринатовичем Сабировым (далее – заявитель) 5 ноября 2003 г.
2. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.
3. Заявитель утверждал, что его содержание под стражей с 9 октября по 5 декабря 2003 г. было незаконным и что назначенный ему адвокат неэффективно действовал в суде кассационной инстанции.
4. 2 мая 2006 г. председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции, было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.
5. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражения властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

6. Заявитель родился в 1982 году и проживает в с. Шаран, Республика Башкортостан.
7. В неустановленную дату заявителю было предъявлено обвинение в хулиганстве. 25 апреля 2003 г. с него была взята подписка о невыезде.
8. 8 июля 2003 г. мировой судья Шаранского района Республики Башкортостан признал заявителя виновным согласно предъявленным обвинениям и приговорил его к одному году и девяти месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года. Он оставил заявителя под подпиской о невыезде до вступления в силу приговора. Заявитель и прокурор обжаловали приговор.
9. 19 августа 2003 г. Шаранский районный суд Республики Башкортостан оставил приговор, вынесенный заявителю, без изменения, за исключением условного осуждения. В тот же день заявитель был взят под стражу.
10. На основании кассационной жалобы, поданной заявителем, 9 октября 2003 г. Верховный суд Республики Башкортостан отменил приговор районного суда от 19 августа 2003 г. и направил дело на новое разбирательство в районный суд. Верховный суд отметил, что районный суд нарушил порядок, касающийся выступления сторон с репликами, и не квалифицировал действия заявителя в полном соответствии с применимым материальным правом.
11. Заявитель оставался под стражей. Он предположительно жаловался начальнику следственного изолятора на то, что его продолжающееся содержание под стражей не было основано на судебном решении, и требовал освобождения. Начальник сообщил в ответ, что некий «судья K.» велел ему не освобождать заявителя до дополнительного распоряжения. Заявитель также жаловался в Верховный суд Республики Башкортостан, но не получил ответа.
12. 5 ноября 2003 г. районный суд назначил разбирательство дела в апелляционной инстанции на 13 ноября 2003 г. Ни заявитель, ни его защитник не участвовали в заседании. Что касается содержания заявителя под стражей, суд указал следующее:
«Меру пресечения, а именно содержание [заявителя] под стражей, оставить без изменения».
13. Заявитель утверждает, что копия постановления от 5 ноября 2003 г. была получена им 25 ноября 2003 г. Таким образом, он полагал, что пропустил 10-дневный срок на обжалование данного постановления, и не подавал в его отношении жалобу.
14. 5 декабря 2003 г. районный суд оставил приговор, вынесенный заявителю, без изменения, за исключением условного осуждения. Интересы заявителя представлял Г., защитник по назначению. Заявитель и прокурор обжаловали приговор.
15. Верховный суд назначил заседание на 17 февраля 2004 г. 29 января 2004 г. суд направил повестки сторонам, включая заявителя и его защитника, извещая их о дате и времени заседания.
16. 17 февраля 2004 г. Верховный суд провел кассационное заседание. Он заслушал прокурора и удовлетворил его ходатайство о переквалификации действий заявителя. Он признал заявителя виновным в побоях и приговорил его к одному году, восьми месяцам и 15 дням лишения свободы. Ни заявитель, ни его защитник не участвовали в заседании.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

A. СОДЕРЖАНИЕ ПОД СТРАЖЕЙ В ПЕРИОД СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

17. Заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению (Конституция Российской Федерации, статья 22). Суд принимает соответствующее решение по мотивированному ходатайству прокурора или следователя, сопровождающемуся необходимыми доказательствами (Уголовно-процессуальный кодекс, часть 3 статьи 108), или по собственной инициативе (Уголовно-процессуальный кодекс, часть 10 статьи 108).
18. При рассмотрении кассационной жалобы, поданной стороной уголовного разбирательства, суд кассационной инстанции обязан принять решение о том, необходимо ли применение меры пресечения, включая содержание под стражей, до следующего заседания по делу (Уголовно-процессуальный кодекс, часть 1 статьи 388).
19. Верховный Суд Российской Федерации дал следующее толкование соответствующим положениям части 1 статьи 388 (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 28 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций» от 23 декабря 2008 г., с изменениями):
«23. Отменяя приговор или иное судебное решение с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой или апелляционной инстанции либо возвращая дело прокурору, суд кассационной инстанции в целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и надлежащего проведения судебного заседания в разумные сроки обязан по ходатайству прокурора или по своей инициативе решить вопрос об избрании меры пресечения в отношении лица, содержащегося под стражей. При этом суд вправе избрать любую из предусмотренных [законом] мер пресечения при условии, что она обеспечит достижение названных целей.
Принимая решение о продлении срока… содержания под стражей, суд кассационной инстанции обязан… указать конкретный разумный срок действия [содержания под стражей]. Если на момент принятия решения судом кассационной инстанции не истек ранее избранный (продленный) срок содержания под стражей и этого срока достаточно для обеспечения названных выше целей, [суду] следует указывать на оставление данной меры пресечения без изменения. В любом случае [суд] должен привести мотивы принятого решения».

B. УЧАСТИЕ В СУДЕБНОМ ЗАСЕДАНИИ

20. Неявка лиц, своевременно извещенных о дате, времени и месте заседания суда кассационной инстанции, не препятствует рассмотрению уголовного дела (Уголовно-процессуальный кодекс, часть 4 статьи 376).
21. Если осужденный заявляет ходатайство об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, то об этом указывается в его кассационной жалобе (Уголовно-процессуальный кодекс, часть 2 статьи 375).
22. При невозможности судебного разбирательства вследствие неявки в судебное заседание кого-либо из вызванных лиц суд выносит определение или постановление о его отложении (Уголовно-процессуальный кодекс, часть 1 статьи 253).

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

23. Заявитель жаловался, что его содержание под стражей с 9 октября по 5 декабря 2003 г. было незаконным. Он ссылался на статью 5 Конвенции, которая в соответствующей части предусматривает следующее:
«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:
(a) законное содержание под стражей лица, осужденного компетентным судом».
24. Власти Российской Федерации оспаривали этот довод. Они утверждали, что приговор суда апелляционной инстанции был отменен Верховным судом Республики Башкортостан по процессуальным основаниям, которые не влияли на законность содержания заявителя под стражей до нового заседания суда апелляционной инстанции. Кроме того, законность содержания под стражей заявителя была впоследствии подтверждена Постановлением от 5 ноября 2003 г., в котором суд распорядился о содержании заявителя под стражей до заседания суда апелляционной инстанции.
25. Заявитель поддержал свою жалобу. Он утверждал, что 9 октября 2003 г. Верховный суд полностью отметил приговор суда апелляционной инстанции. Соответственно, после указанной даты отсутствовало решение суда о его содержании под стражей, и он подлежал освобождению до следующего заседания суда апелляционной инстанции. Что касается постановления суда от 5 ноября 2003 г., которое предусматривало, что мера пресечения, избранная ранее, сохраняет свое действие, заявитель полагал, что оно противоречило применимым уголовно-процессуальным нормам, поскольку такая мера не была избрана в его отношении.

A. ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

26. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

1. Общие принципы

27. Европейский Суд напоминает, что выражения «законный» и «в порядке, установленном законом», используемые в пункте 1 статьи 5 Конвенции, в значительной степени отсылают к национальному законодательству и создают обязанность соблюдения его материальных и процессуальных правил. Хотя толковать и применять национальное законодательство должны в первую очередь национальные органы, особенно судебные, иная ситуация складывается в делах, где несоблюдение закона влечет нарушение Конвенции, таких как дела по пункту 1 статьи 5 Конвенции. В таких делах Европейский Суд может и должен осуществлять определенные полномочия по проверке соблюдения национального законодательства (см., в частности, Постановление Большой Палаты от 4 августа 1999 г. по делу «Дауийеб против Нидерландов» (Douiyeb v. the Netherlands), жалоба № 31464/96, §§ 44–45). Кроме того, «законность» содержания под стражей в соответствии с национальным законодательством не всегда имеет решающее значение. Европейский Суд также обязан удостовериться в том, что содержание под стражей в рассматриваемый период соответствовало цели пункта 1 статьи 5 Конвенции, которая исключает произвольное лишение лица свободы (см., в числе последних примеров, Постановление Европейского Суда от 25 июня 2009 г. по делу «Бахмутский против Российской Федерации» (Bakhmutskiy v. Russia), жалоба № 36932/02, § 109 ).

2. Содержание заявителя под стражей с 9 октября по 5 ноября 2003 г.

28. Европейский Суд отмечает, что 19 августа 2003 г. заявитель был заключен под стражу в соответствии с приговором суда апелляционной инстанции, вынесенным Шаранским районным судом, который отменил его условное осуждение. Однако 9 октября 2003 г. Верховный суд Республики Башкортостан отменил приговор суда апелляционной инстанции от 19 августа 2003 г. и направил дело на новое рассмотрение в Шаранский районный суд.
29. Европейский Суд отмечает, что властями Российской Федерации не оспаривается, что 9 октября 2003 г. приговор суда апелляционной инстанции был полностью отменен. Соответственно, он отклоняет их довод, согласно которому такая отмена не имела последствий в части содержания заявителя под стражей.
30. Европейский Суд далее отмечает, что национальные уголовно-процессуальные нормы требовали, чтобы Верховный суд принял решение о том, должен ли заявитель содержаться под стражей до нового заседания суда апелляционной инстанции (см. § 18 настоящего Постановления). Однако Верховный суд не сделал этого. В результате с 9 октября по 5 ноября 2003 г. заявитель был лишен свободы почти на месяц в отсутствие судебного решения или иного законного основания.
31. Следовательно, содержание заявителя под стражей в течение рассматриваемого периода времени не было «законным» и не осуществлялось «в порядке, установленном законом». Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции, что касается содержания заявителя под стражей с 9 октября по 5 ноября 2003 г.

3. Содержание заявителя под стражей с 5 ноября по 5 декабря 2003 г.

32. Европейский Суд отмечает, что 5 ноября 2003 г. Шаранский районный суд при назначении апелляционного разбирательства на 5 декабря 2003 г. указал, что меру пресечения, избранную в отношении заявителя, необходимо «оставить без изменения».
33. В этом отношении Европейский Суд напомнил, что решение суда о продлении срока содержания под стражей не нарушает пункт 1 статьи 5 Конвенции при условии, что суд первой инстанции «действует в пределах своей юрисдикции... [и] имеет полномочия для принятия соответствующего решения». Однако «отсутствие мотивов в решениях судебных органов о содержании под стражей в течение длительного срока не совместимо с принципом защиты от произвола, воплощенным в пункте 1 статьи 5 Конвенции» (см. Постановление Европейского Суда по делу «Худоёров против Российской Федерации» (Khudoyorov v. Russia), жалоба № 6847/02, § 135, последняя часть, ECHR 2005–X (извлечения) ).
34. Европейский Суд признает, что 5 ноября 2003 г. районный суд действовал в рамках своих полномочий, принимая решение о продлении содержания заявителя под стражей до заседания суда апелляционной инстанции. Европейский Суд может даже признать, что районный суд указал, хотя и подразумеваемым образом, что заявитель должен был содержаться под стражей до даты, на которую было назначено заседание суда апелляционной инстанции, то есть до 5 декабря 2003 г. Однако Европейский Суд не может не отметить, что районный суд не указал какой-либо причины продления содержания заявителя под стражей. В результате заявитель не был осведомлен об основаниях его содержания под стражей после 5 ноября 2003 г. Отсутствие мотивировки в постановлении районного суда тем более достойно сожаления, что заявитель к тому времени провел почти месяц под стражей без надлежащего судебного решения (см. § 31 настоящего Постановления).
35. С учетом вышеизложенного, Европейский Суд полагает, что решение районного суда от 5 ноября 2003 г. не отвечало требованиям ясности, предсказуемости и защиты от произвола, которые совместно представляют собой существенные элементы «законности» содержания под стражей в значении пункта 1 статьи 5 Конвенции.
36. Соответственно, Европейский Суд полагает, что в настоящем деле имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции, что касается содержания под стражей заявителя с 5 ноября по 5 декабря 2003 г.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

37. Заявитель жаловался, что его адвокат по назначению не явился в заседание суда кассационной инстанции. Он ссылался на статью 6 Конвенции, которая в соответствующей части предусматривает следующее:
«1. Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела… судом, созданным на основании закона...
3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права...
(c) защищать себя… через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия».
38. Власти Российской Федерации возражали, что государство не несло ответственность за уклонение защитника заявителя от участия в заседании суда кассационной инстанции. 29 января 2004 г. Верховный суд Республики Башкортостан направил повестки заявителю и его защитнику, сообщая им о дате и времени заседания суда кассационной инстанции. Заявитель имел возможность просить суд об обеспечении своего участия и участия защитника в заседании суда. Однако им не было сделано это. Соответственно, суд не был обязан обеспечивать их участие в судебном заседании.
39. Заявитель поддержал свою жалобу.

A. ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

40. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

41. Поскольку требования пункта 3 статьи 6 Конвенции являются специальными аспектами права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, Европейский Суд должен рассмотреть жалобу заявителя на основании этих положений, взятых совместно (см. Постановление Большой Палаты по делу «Ван Гейсегем против Бельгии» (Van Geyseghem v. Belgium), жалоба № 26103/95, § 27, ECHR 1999-I).
42. Европейский Суд напоминает, что, хотя подпункт «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции предоставляет каждому, кому было предъявлено обвинение в преступлении, право «защищать себя… через посредство выбранного им самим защитника...», он не раскрывает средства осуществления этого права. Таким образом, он оставляет за Договаривающимися Сторонами выбор средств обеспечения его соблюдения их судебными системами, и в задачу Европейского Суда входит только удостовериться, что способ, который они выбрали, соответствует требованию справедливости судебного разбирательства (см. Постановление Европейского Суда от 24 мая 1991 г. по делу «Каранта против Швейцарии» (Quaranta v. Switzerland), § 30, Series A, № 205).
43. Европейский Суд ранее пришел к выводу, что назначение защитника само по себе необязательно обеспечивает соблюдение требований подпункта «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции. Конвенция призвана гарантировать не теоретические или иллюзорные права, а практические и эффективные. Следовательно, назначение адвоката само по себе не обеспечивает эффективности помощи, поскольку адвокат по назначению может сталкиваться с препятствиями при осуществлении своих обязанностей или пренебрегать последними. Если власти уведомлены о ситуации, они должны заменить адвоката или обязать его или ее исполнять эти обязанности (см., например, Постановление Европейского Суда от 26 апреля 2007 г. по делу «Кахраман против Турции» (Kahraman v. Turkey), жалоба № 42104/02, § 35, последняя часть).
44. Тем не менее государство не может нести ответственность за каждую оплошность адвоката, назначенного для оказания юридической помощи или приглашенного обвиняемым. Следствием независимости юридической профессии от государства является то, что осуществление защиты представляет собой вопрос взаимоотношений обвиняемого и защитника, назначен ли он в порядке освобождения от оплаты юридической помощи или финансируется по договору (см. Постановление Европейского Суда от 24 сентября 2002 г. по делу «Кускани против Соединенного Королевства» (Cuscani v. the United Kingdom), жалоба № 32771/96, § 39). Соответствующие национальные органы, согласно подпункту «с» пункта 3 статьи 6 Конвенции, обязаны вмешаться только в том случае, если ошибка назначенного адвоката очевидна или на нее обращают их внимание иным образом (см. Постановление Европейского Суда от 19 декабря 1989 г. по делу «Камасинский против Австрии» (Kamasinski v. Austria), Series A, № 168, § 65, и Постановление Европейского Суда от 21 апреля 1998 г. по делу «Дауд против Португалии» (Daud v. Portugal), Reports of Judgments and Decisions 1998-II, § 38).
45. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что 17 февраля 2004 г. Верховный суд Республики Башкортостан провел заседание в кассационной инстанции в отсутствие заявителя. В этом отношении Европейский Суд отмечает, что заявитель не оспаривал утверждение властей Российской Федерации о том, что он, будучи извещенным о заседании суда кассационной инстанции, не просил Верховный суд обеспечить его участие в заседании. Однако, по мнению Европейского Суда, отказ заявителя от права лично участвовать в заседании не освобождал судебные органы от обязанности принять меры, необходимые для обеспечения эффективности его защиты.
46. Европейский Суд далее отмечает, что защитник по назначению Г. не явился в заседание Верховного суда 17 февраля 2004 г. Он не просил суд отложить разбирательство и не сообщил ему причин своей неявки. По мнению Европейского Суда, защитник Г. не исполнял надлежащим образом своих обязанностей по защите заявителя, и это было очевидно для Верховного суда. Соответственно, при таких обстоятельствах суд был обязан вмешаться, особенно с учетом того, что прокурор участвовал в заседании и просил изменить квалификацию действий заявителя.
47. Наконец, Европейский Суд отмечает, что хотя власти Российской Федерации утверждали, что заявитель должен был просить суд об обеспечении участия своего защитника в заседании, и в отсутствие такого ходатайства кассационный суд не нес ответственность за оплошность адвоката по назначению Г., они не ссылались на какое-либо положение российского уголовно-процессуального законодательства в подтверждение своего довода. Соответственно, Европейский Суд отклоняет довод властей Российской Федерации о том, что Верховный суд не был обязан предпринимать какие-либо действия в связи с неявкой защитника Г.
48. Принимая во внимание вышесказанное, Европейский Суд приходит к выводу, что Верховный суд Республики Башкортостан не обеспечил эффективную защиту заявителя адвокатом по назначению. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 и подпункта «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

49. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».
50. Заявитель не представил требования о справедливой компенсации. Соответственно, Европейский Суд полагает, что отсутствуют основания для присуждения компенсации по данному основанию.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу приемлемой;
2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в отношении содержания заявителя под стражей с 9 октября по 5 ноября 2003 г. и с 5 ноября по 5 декабря 2003 г.;
3) постановил, что имело место нарушение пункта 1 и подпункта «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции в отношении неявки адвоката по назначению в заседание суда кассационной инстанции.
Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 11 февраля 2010 г., в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Сёрен НИЛЬСЕН

Секретарь Секции Суда

Христос РОЗАКИС

Председатель Палаты Суда

 

Войти

Меню сайта

Яндекс.Метрика

150040 г. Ярославль, ул. Победы д.38/27 оф. 607,612 | 8 (4852) 77–64–26 | email: yar-adv@mail.ru

Copyright © 2017. Сайт Адвокатской Палаты Ярославской области. Designed by YarDiz.ru | 8-915-988-71-77 | email: Oniks37@mail.ru | Use Joomla! & Shape5

S5 Box

Форма входа

Регистрация на сайте

*
*
*
*
*